Главная Уровень онкомаркеров при метастазах в позвоночник

Наш выбор

Для чего делают детям гастроскопию

Ошибки при биопсии предстательной железы


Читать дальше

Где сделать рентген желудка

Как выгледит внутриности курильщика


Читать дальше

Симптоматические артериальные гипертензии в практике педиатра


какие поставщики семян являются наиболее популярными

Заворот тонкой кишки возникает при усиленной перисталь­тике и переполнении проксимальных ее отделов содержимым, при чрез­мерно длинной брыжейке, наличии спаек и сращений в брюшной полости. Это одна из наиболее тяжелых форм кишечной непроходимости. Различа­ют тотальные завороты (в них участвует весь тонкий кишечник) и частич­ные, в которые вовлекается лишь одна из ее петель. Заворот чаще происхо­дит по ходу часовой стрелки на 360-720°. Наиболее опасны тотальные и высокие частичные завороты тонкого кишечника.

Заворот сигмовидной кишки встречается преимущественно у мужчин пожилого и старческого возраста, у которых возникают значительные ана­томические изменения этого отдела кишечника (удлинение кишки и деформация ее брыжейки). Сигмовидная кишка принимает лирообразную форму с узким основанием, что способствует развитию заворота.

Основными симптомами заболевания служат боли в левой половине живота, отсутствие стула и газов, рвота и метеоризм. Боли возникают вне­запно, носят схваткообразный характер, между приступами полностью не проходят. Они сопровождаются повторной рвотой. В анамнезе у таких боль­ных часто имеются указания на запоры, примерно четверть из них ранее уже подвергалась госпитализации по поводу острой кишечной непроходимости. Во время сильных болей больной беспокоен, часто принимает коленно-локтевое положение, ложится на левый бок, подтягивает ноги к животу.

С самого начала заболевания состояние больных тяжелое, оно быстро ухудшается вследствие болевого шока, резкого обезвоживания и прогрес­сивного эндотоксикоза. Лицо осунувшееся, страдальческое, губы цианотичны. Больные жалуются на сильнейшие, нетерпимые схваткообразные боли (которые полностью не проходят), вздутие живота, отмечается неук­ротимая рвота сначала съеденной пищей, затем застойным содержимым.

 При этом виде непроходимости в первые часы заболевания может быть стул, что связано с опорожнением нижележащих отделов кишечника. Тем­пература тела обычно нормальная, в тяжелых случаях пониженная. Дыха­ние учащено. Язык сухой, обложен белым налетом. Вздутие живота может быть незначительным. Характерны симптомы Валя, Тевенара, Склярова. При аускультации на высоте схваткообразных болей выслушивается уси­ленная перистальтика. При перкуссии в нижних и боковых отделах живота может отмечаться укорочение перкуторного звука в связи с наличием вы­пота. В зоне метеоризма определяется тимпанический звук.

 

При объективном исследовании отмечается неравномерное вздутие живота в подчревной области и правой половине живота с западением ле­вой подвздошной области (симптом Шимана). При пальпации живот мяг­кий. Выявляется локальная болезненность в левой подвздошной ямке, со­ответственно сдавленной брыжейке сигмовидной кишки. Легкие сотрясе­ния брюшной стенки вызывают «шум плеска». При аускультации в случае сохранившейся перистальтики кишки выслушиваются различные кишеч­ные шумы с металлическим оттенком. Можно также выслушать «шум па­дающей капли». При развитии пареза перистальтика кишечника исчезает, наступает «мертвая тишина», но зато довольно отчетливо выслушиваются биения сердца и дыхательные шумы, которые проводятся столбом газов, находящихся в раздутой кишке. При ректальном исследовании анус зияет, определяется раздутая пустая ампула прямой кишки (симптом Обуховской больницы), характерный для этого вида непроходимости. Развитие некротических изменений в сигмовидной кишке может сопровождаться кровянистыми выделениями. Положителен симптом Цеге-Мантейфеля, определяемый при постановке клизмы.

Узлообразование - достаточно редкая, но крайне тяжелая форма странгуляционной кишечной непроходимости. В подавляющем большин­стве случаев в нем принимают участие петли тонкого кишечника и сигмо­видная кишка, при этом ущемляющее кольцо почти всегда обра­зуется тонкой кишкой, в котором ущемляется сигмовидная. Между тем некротическим изменениям раньше подвергается тонкая кишка, посколь­ку сама сигмовидная кишка в какой-то степени «защищает» сосуды ее бры­жейки от полного сдавления.

 

Узлообразование протекает с выраженными симптомами шока, инток­сикации и обезвоживания организма. Больные беспокойны, стонут, жалу­ются на сильные боли в животе, многократную рвоту, общую слабость. Боли мучительные, резко усиливаются во время перистальтики вышеле­жащих отделов кишечника. Симптоматика со стороны живота относитель­но скудная. Живот почти не вздут, возможна его асимметрия. В брюшной полости рано появляется выпот. При узлообразовании между петлями тонкой и сигмовидной кишкой у больных одновременно выявляются при­знаки высокой и низкой кишечной непроходимости - многократная рвота, тонко- и толстокишечные уровни, симптомы Цеге-Мантейфеля и Обуховской больницы.

аллиа­тивной операции - сигмопексии, во время которой кишечную стенку узловы­ми швами фиксируют к париетальной брюшине.

Инвагинация встречается в лю­бом возрасте, однако преимуще­ственно наблюдается у детей до 5 лет (75 %). При этом виде непро­ходимости происходит внедрение одного отдела кишки в другой. При инвагинации образу­ется цилиндр, состоящий из трех кишечных трубок, переходящих одна в другую (значительно реже инвагинаты состоят из 5-7 цилинд­ров и более). Наружный цилиндр называется воспринимающим; внутренний и средний цилиндры - образу­ющими. Место перехода внутреннего цилиндра в средний - носит назва­ние головки инвагината, а место перехода наружного цилиндра в сред­ний - его шейкой. В зависимости от направления внедрения инвагинация бывает нисходящей (изоперистальтической) и восходящей (антиперис­тальтической). При развитии инвагинации наряду с обтурацией кишки возникают некротические изменения в инвагинированной кишечной пет­ле в результате сдавления и тромбоза сосудов брыжейки (странгуляция) поэтому в большей степени страдает кровообращение внутреннего цилин­дра инвагината. Сдавление брыжейки кишки вначале вызывает венозный застой, стенка кишки становится отечной, полнокровной. Транссудат, по­ступающий в дистальные отделы кишечника, обнаруживается в виде кро­вянистых выделений из заднего прохода. В дальнейшем развивается не­кроз инвагинированной кишки. Наружный цилиндр инвагината обычно некрозу не подвергается. На серозной поверхности внедренной кишки в области шейки инвагината в результате воспалительных изменений выпа­дает фибрин и, таким образом, даже некротически измененный внутрен­ний цилиндр оказывается изолированным от брюшной полости. Опас­ность развития перитонита вследствие этого минимальна.

Развитие инвагинации обусловлено рядом обстоятельств. Во-первых, полип или экзогенно растущая подвижная опухоль могут за счет перистальтики продвигаться вниз (в дистальном направлении), увлекая за собой стенку кишки. Во-вторых, полага­ют, что инвагинация возникает в результате дискоординации сокращений циркуляр­ных и продольных мышц кишечника, в связи, с чем на участок кишки со спазмом кру­говой мускулатуры «надвигается» другой отдел с продольно сокращенной мускулату­рой. В-третьих, этот вид непроходимости может быть результатом ограниченного па­реза мускулатуры кишечной стенки и внедрения в этот участок нормально перистальтирующей петли кишки.

Чаще всего (в 80 % случаев) наблюдается подвздошно-толстокишечная инвагинация, при которой происходит внедрение терминального отдела подвздошной кишки сначала в слепую, а затем далее в восходящую и по­перечную ободочную кишку. Клиническими особенностями инвагина­ции являются пальпация в глубине брюшной полости мягкоэластического опухолевидного образования и кровянистые выделения из прямой кишки. При илеоцекальной инвагинации отмечается отсутствие слепой кишки на обычном месте, вместо нее находят «пустую» подвздошную ямку (симптом Шимана-Дачса). Большое значение для раннего опреде­ления кровянистых выделений имеет пальцевое исследование прямой кишки. В отличие от дизентерии при инвагинации отмечается выделение почти чистой крови. Для дизентерии же характерен частый жидкий стул с примесью слизи, гноя и крови. При илеоцекальной инвагинации ценные сведения дает контрастная ирригоскопия: определяется дефект наполне­ния с ровными вогнутыми контурами и видимое изображение «двузубца», «трезубца» или «кокарды», а сам инвагинат обнаруживается в виде серии колец или гофрированной трубки.

Учитывая частую опухолевую этиологию инвагинации и возможные рецидивы, лечение инвагинации у взрослых только хирургическое. Объем операции зависит от длительности непроходимости, состояния кишечника и его брыжейки. В случаях ранней операции, следует попытаться произве­сти дезинвагинацию. Для этого предварительно в корень брыжейки вводят 80-100 мл 0,25 % раствора новокаина, что снимает кишечный спазм и об­легчает процедуру расправления инвагината. Затем левой рукой захваты­вают весь инвагинат, а правой производят легкое надавливание на его го­ловку («выдаивание»), постепенно выводя ввернутый цилиндр кишки. Попытки устранения инвагинации потягиванием за внедренный конец кишки опасны нарушением ее целостности и поэтому недопустимы. Не следует разделять спайки в области шейки инвагината, изолирующие внутренний цилиндр инвагината, который к этому времени может уже зна­чительно пострадать. В таком случае лучше прекратить попытки дезинвагинации и приступить к резекции кишки. Если дезинвагинация удалась, то определяют жизнеспособность кишки и стараются найти морфологичес­кий субстрат, послуживший причиной развития этого вида непроходимос­ти (крупный полип, внутрипросветную опухоль, дивертикул Меккеля). Выявленные аномалии устраняют хирургическим путем (резекция киш­ки - клиновидная или на протяжении). При невозможности дезинвагинации не следует накладывать обходной анастомоз, поскольку инвагинация может прогрессировать и не только обтурировать его, но и вызвать некроз значительного участка кишки. Резекцию кишечника при инвагинации производят, когда расправление внедренных петель оказывается невыпол­нимым или когда они оказываются нежизнеспособны.

Наиболее частыми причинами обтурационной кишечной непроходи­мости являются рак толстой кишки, спаечный процесс в брюшной полос­ти и копростаз.

Для диагностики опухолевой обтурационной толстокишечной непро­ходимости большое значение имеют анамнестические данные, указываю­щие на диспепсические явления, тошноту, запоры, сменяемые поносами, выделение с калом крови и слизи.

Клинические проявления опухоли зависят от локализации ее в левой или правой половине ободочной кишки. Это связано с отличиями функционирования этих отделов толстого кишечника, а также характером роста опухоли. Рак правой половины толстой кишки в основном растет в просвет киш­ки, не инфильтрируя стенки в виде фиб­розного кольца, и поэтому длительное время не приводит к обтурации. Кроме этого, диаметр правой половины толстой кишки, как правило, в 1,5-2 раза больше, чем левой. Даже при большой по размеру опухоли значительная часть кишечной стенки свободна от опухолевого роста и проходимость кишки редко бывает нару­шенной. Наличие такой опухоли прояв­ляется общими признаками: субфебрили­тет, похудание и значительная анемия.

Опухоли левой половины толстой кишки чаще характеризуются инфильт­рирующим ростом, что приводит к цир­кулярному сужению ее просвета с преоб­ладанием в клинической картине при­знаков частичной кишечной непроходи­мости. Растущая опухоль постепенно су­жает просвет кишки, но при этом успева­ет развиться гипертрофия мышечного слоя приводящей петли. Перистальтика становится более активной и оживлен­ной, она может быть заметна через пере­днюю брюшную стенку. У больных появ­ляются периодические боли, связанные с усилением перистальтики, и вздутие жи­вота. По мере сужения просвета кишки затруднения для продвижения содержи­мого возрастают, что приводит к усиле­нию болей. Эти боли обостряются в пе­риод функциональной активности тол­стой кишки. Характерна задержка стула, сменяемая поносом, что связано с усиленным выделением слизи воспаленной слизистой оболочкой приводящей киш­ки, которая разжижает скапливающиеся каловые массы.

При значительном вздутии жи­вота, характерном для обтурационной непроходимости, трудно пальпаторно определить опухоль левой половины ободочной кишки, по­скольку она представляет собой как бы простую ее перетяжку в виде кольца плотной фиброзной консистенции. Судить о наличии такой опухоли можно по косвенным признакам - баллонообразному вздутию приводящего отдела толстой кишки. Напротив, опу­холи слепой кишки, восходящей и поперечной оболочной достигают значи­тельных размеров и доступны для пальпации.

 

У половины больных с опухолевой непроходимостью, ее удается разре­шить консервативными мероприятиями - спазмолитиками и сифонной клизмой. Ликвидации этого патологического состояния способствует ин­тубация опухоли и приводящей кишки во время колоноскопии. Купирова­ние явлений острой кишечной непроходимости позволяет подготовить па­циента к радикальной плановой операции по поводу злокачественной опу­холи. Экстренное оперативное вмешательство показано при неэффектив­ности консервативной терапии.

При операбельных опухолях правой половины толстой кишки выполняют правостороннюю гемиколэктомию с наложением илеотрансверзоанастомоза. Если опухоль неоперабельна накла­дывают обходной илеотрансверзоанастомоз.

У больных с опухолью левой половины ободочной кишки в случае операбельности производят резекцию сигмовидной кишки или ле­востороннюю гемиколэктомию, в зависимости от локализации и распрост­раненности онкологического процесса. В условиях острой кишечной не­проходимости операцию выполняют в два или даже три этапа, что связано с чрезвычайно высоким риском несостоятельности швов первичного анас­томоза. В первом случае после удаления опухоли накладывают одно ствольную колостому (операция Гартмана), вторым этапом выполняют восстановительную операцию.

У больных пожилого и старческого возраста, поступающих с явления­ми острой обтурационной толстокишечной непроходимости наиболее оп­равдано трехэтапное оперативное вмешательство. На первом этапе форми­руют разгрузочную двуствольную трансверзостому. Данную операцию можно легко сделать под местным обезболиванием из небольшо­го разреза передней брюшной стенки. Преимуществами такого вмешатель­ства является его малая травматичность и высокая эффективность в плане устранения явлений острой кишечной непроходимости. После нормализа­ции состояния пациента, водно-электролитного и белкового баланса (на это может уйти 2-3 недели) приступают ко второму этапу, а именно удале­нию злокачественной опухоли. Третьим этапом (через 2-3 месяца) закрывают колостому, восстанавливая пассаж по прямой кишке.

Копростаз чаще возникает в старческом возрасте вследствие хрони­ческих запоров, атонии кишечника, спастического колита, слабости брюш­ного пресса, длительного применения слабительных. Имеют значение ано­малии развития кишечника - мегаколон, мегасигма и врожденные мембра­ны Джексона, задерживающие опорожнение кишечника.

Основными симптомами копростаза являются продолжительная за­держка стула и газов, метеоризм, распирающие боли в животе. Состояние больных обычно удовлетворительное, живот равномерно вздут, мягкий, умеренно болезненный по ходу толстого кишечника. При ректальном ис­следовании определяются плотные каловые массы, заполняющие прямую кишку. Если копростаз вовремя не разрешить, состояние больных начинает ухудшаться, возникают признаки дегидратации, «шум плеска» и даже «ка­ловая» рвота. Характерно частое рецидивирование заболевания.

Копростаз подлежит консервативному лечению. После пальпаторного удаления каловых камней и настойчивой сифонной клизмы обычно отме­чается отхождение кала и газов, ликвидация других симптомов обтурационной кишечной непроходимости.

Желчнокаменная обтурация относится к редким формам кишечной непроходимости. Это объясняется тем, что мелкие желчные камни беспре­пятственно проходят через кишечный тракт. Обтурация кишечника возни­кает при больших размерах желчных камней (диаметром не менее 5 см), проникающих в просвет кишечника через пузырно-кишечный свищ. Чаще наблюдается закупорка дистальных отделов тонкого кишечника. Поражаются преимущественно женщины пожилого возраста. Заболевание протекает с типичными симптома­ми обтурационной непроходимос­ти. При рентгенологическом иссле­довании наряду с признаками ост­рой кишечной непроходимости в ряде случаев удается определить наличие газа в желчном пузыре и желчных протоках.

Обтурационная непроходи­мость на почве желчных камней при безуспешности консервативных ме­роприятий подлежит хирургическо­му лечению. Во время лапаротомии показаны энтеротомия ниже места обтурации и удаление конкремента. При наличии гангрены или перфо­рации кишки производится резек­ция измененной кишечной петли с первичным анастомозом.

Спаечная непроходимость в настоящее время является наибо­лее частой формой кишечной не­проходимости. Спайки могут рас­полагаться между кишечными пет­лями, фиксировать их к другим органам брюшной полости или к париетальной брюшине. Закрытие просвета кишечника возникает в результате перегибов кишечной трубки с образованием «двуство­лок», ее деформации и сдавления спайками (обтурацион­ная непроходимость). Особенно опасными являются шнуровидные спайки, которые могут обусловить внутреннее ущемление петель кишечника (странгуляционная непроходимость).

 

 

Кроме предрасполагающего фактора, каковым является наличие спаек, для возникновения кишечной непроходимости необходимы еще и произ­водящие факторы - нарушение режима питания, прием больших доз сла­бительных, физическое напряжение, способствующие нарушению двига­тельной функции кишечника.

Клинические проявления зависят от вида спаечной непроходимости. При странгуляционном ее характере состояние больного тяжелое, отмеча­ется повторная рвота, резкие боли и вздутие живота, задержка стула и га­зов. При аускультации выслушивается усиленная перистальтика. При обтурации кишечника течение заболевание не столь драматическое, симпто­мы непроходимости нарастают постепенно.

В анамнезе таких больных имеются указания на перенесенную в про­шлом травму, хирургические вмешательства, воспалительный процесс. Больные часто жалуются на периодические боли в животе, урчание, задер­жу стула и газов, другие симптомы непроходимости, которые ликвидиро­вались самостоятельно, с помощью консервативных мероприятий либо оперативным путем. Важную информацию может дать исследование пас­сажа бариевой взвеси по тонкой кишке.

Спаечную кишечную непроходимость, развивающуюся без странгуля­ции часто удается ликвидировать консервативными мерами. Больным вво­дят спазмолитики, производят аспирацию желудочного содержимого, ста­вят сифонную клизму, проводят инфузионную терапию. Странгуляционная спаечная кишечная непроходимость подлежит экстренному оператив­ному лечению. Объем оперативного вмешательства определяется характе­ром изменений в брюшной полости и состоянием кишки. Ущемляющие спайки пересекают. При множественных сращениях и рубцовых стенозах кишки может быть выполнен обходной межкишечный анастомоз.

Большой проблемой является рецидив спаечной непроходимости ки­шечника, который возникает в разные сроки послеоперационного периода. Ее пытались решить разными способами: профилактическим введением в брюшную полость фибринолитиков, «обертыванием» кишечника полимер­ными пленками, выполнением пристеночной интестинопликации (опера­ция Нобля, Чайлд-Филлипса) и т.д. Все эти меры, к сожалению, не исключа­ют возможности повторения непроходимости. В настоящее время вместо интестинопликации можно рекомендовать проведение длительной (7-9 дней) назоинтестинальной интубации с тщательной предварительной ук­ладкой (шинированием) кишечных петель, что обеспечивает их фиксацию в желаемом порядке и снижает опасность рецидива непроходимости.

В последнее время широкое распространение получило эндоскопичес­кое лечение острой спаечной тонкокишечной непроходимости. Преимуществом данного метода лечения является его минимальная травматичность, что значительно снижает вероятность рецидивирования спаечного процес­са в брюшной полости. Вместе с тем нельзя не отметить определенные трудности, нередко возникающие при введении трокара в брюшную по­лость в связи с большой угрозой травмы раздутой перерастянутой приво­дящей кишки, часто фиксированной к передней брюшной стенке. Для ис­ключения ятрогенных осложнений необходимо придерживаться опреде­ленных зон пункции брюшной полости, которые зависят от вида предыду­щего оперативного вмешательства и локализации рубца на передней брюшной стенке.

Завершая главу, посвященную непроходимости кишечника, следует еще раз подчеркнуть крайнюю важность данной хирургической проблемы. Положительные результаты лечения этого опасного патологического со­стояния могут быть достигнуты только совместными усилиями хирургов, анестезиологов и реаниматологов. Оперативное вмешательство по поводу непроходимости должен выполнять только высококвалифицированный хирург, имеющий большой опыт неотложных операций на органах брюш­ной полости.

 

Источник: http://www.eurolab.ua/diseases/2326/


Популярная запись

правила неотложной госпитализации при стенозе гортани
Глазолик центр офтальмологии и лицевой хирургии в караганде..
Читать дальше
Как востанавливаются мозги после алкоголизма